11.05.2020

#Люди_А Полковник Юрий Торшин. Легенда. Человек. Учитель.

Группа «А» – это спецназ и наши офицеры по определению находятся в тени и не слишком известны широкой публике. Действующие сотрудники вовсе засекречены. Даже публикация их фото – под строгим секретом: что, если завтра кому-то из них надо будет освобождать заложников, втереться в доверие к террористам или играть роль безобидного обывателя, ради спасения человеческих жизней? Даже шанса быть узнанным допустить нельзя. Но про отставников или тех, кого уже нет с нами говорить и писать можно. Полковник, руководитель Третьего управления «А» ЦСН ФСБ РФ Юрий Николаевич Торшина сегодняшний день один из наиболее известных героев нашего спецподразделения.
Бывают герои, которые за свои подвиги заслужили не одну Звезду Героя, но из-за несгибаемости характера не получили ни одной. Таким был наш командир в группе «Альфа» Юрий Николаевич Торшин. В любой ситуации Юрия Николаевича отличали уверенность в собственных силах и правота. Эти уверенность и житейская мудрость заставляли сверстников уважать его как старшего товарища. Наверно благодаря этим качествам, помноженным на искусство Воина, в подразделении Торшина потери были значительно меньшими, чем в других отделах. И слова из песни «Комбат-батяня» для меня, в первую очередь, про Юрия Николаевича. Его не стало 11 сентября 2016 года. Это без капли преувеличения – Легенда и Человек. Лично я во многом считаю его своим Учителем. И всё это с больших букв. Но обо всём по порядку.

Посёлок с поэтичным названием Белые Берега под Брянском. Сегодня это микрорайон областной столицы, а в 1950-е это был пригород. 6 мая 1958 года здесь в семье инженера электростанции и медсестры Белобережской больницы родился мальчик Юра – в будущем – товарищ полковник. Спустя семь лет у него появился брат Вячеслав, который тоже связал жизнь со службой в КГБ/ФСБ и тоже вышел на гражданку в звании полковника.
Но в детстве, кажется, ничто не предвещало военной карьеры. Были мысли поступать в военное училище, но с этим будто не заладилось…

Сам Юрий Николаевич свою биографию до «Альфы» умещает в несколько предложений:
— Моя жизнь простая: родился, школа № 29, после десяти классов пытался поступить в военное Орловское училище связи. Не получилось, не прошел по конкурсу. Приехал в Брянск. При райкоме ВЛКСМ окончил курсы и, получив направление, год проработал в 30-й школе старшим пионервожатым. Затем в 1976 году поступил в Брянский филиал Московского гидромелиоративного института. Два года проучился на дневном, перевелся на заочное отделение в 1978-м году. И уехал в Москву. Снова работал и учился. В 1979-м был призван в ряды Советской Армии. Никогда бы не подумал, что дальнейшую свою судьбу на протяжении многих лет свяжу с Кавказом. Но так получилось. Учебка в Орджоникидзе, а затем дальнейшее прохождение службы в Махачкале, ракетные войска стратегического назначения…

Коротко и ясно, по-военному, без сантиментов.
В общем, всю свою жизнь связал с военным делом. Когда служил в РВСН в Махачкале, его взяли в КГБ, в «семёрку». Главными функциями Седьмого управления были наружное наблюдение и охрана дипкорпуса. Юрий Торшин охранял французское посольство.
Но стоять по стойке смирно перед дипломатами и чиновниками МИДа? Это он не считал настоящей службой. Когда в 1982 году от руководства поступило предложение перевести в несколько лет назад созданное структурное подразделение 5-го отдела 7-го Управления КГБ, которое согласно Положению, утвержденному Юрием Андроповым 29 июля 1974 года, «выполняет специальные задания Председателя КГБ по пресечению террористических, диверсионных и иных особо опасных преступных акций», Торшин долго не раздумывал и согласился. Речь шла о подразделении, которое сегодня известно во всем мире как группа «Альфа». В спецподразделение он был зачислен в декабре 1982 года в возрасте 24 лет. Он прошел путь от рядового сотрудника (разведчика) до руководителя отдела Управления «А» Центра специального назначения ФСБ России. Демонстрировать выправку перед людьми в дорогих костюмах больше нужды не было – началась настоящая служба.
Первые боевые командировки в Кабул и другие районы Афганистана. Там вовсю шла война, в которой Советский Союз активно участвовал. Потом были боевые действия в Таджикистане, Нагорном Карабахе, две чеченские кампании… А в промежутках штурм Белого Дома в 1993 году, освобождение театрального центра на Дубровке в 2002 и освобождение захваченной террористами 1 сентября 2004 года школы в Беслане.

Во время освобождения от террористов театрального центра на Дубровке (печально известный «Норд-Ост») именно возглавляемая Торшиным группа работала утром 26 октября 2002 года по главарю радикалов Мавсару Бараеву и уничтожила его.
1 сентября 2004 года во время торжественной линейки, посвящённой началу учебного года, террористы захватили и в течение двух с половиной дней удерживали в заминированном здании более 1100 заложников – преимущественно детей, их родителей и сотрудников школы. Это страшная страница в истории нашей страны и «Альфа» вместе с «Вымпелом» тогда сделали всё, чтобы спасти детей и других узников бандитов. Офицеры буквально закрывали заложников собственными телами от пуль террористов.
Переговоры шли два дня. В школу заходили политики и другие «делегаты». В процессе переговоров, террористы отпускали по 10-20 заложников из более, чем тысячи. Шел третий день. «Альфа» и «Вымпел» готовились к штурму. Идеальное время для него – ночь с третьих суток на четвертые, когда террористы устали, появилась рассеянность и хочется спать.
На утро третьего дня была достигнута договоренность, что из здания вынесут трупы убитых при захвате мужчин. Запах разлагающейся плоти мешал дышать даже террористам. Решено было подогнать машину без бортов и погрузить тела. Договорились на 12.55. МЧС приступила к погрузке… Как вдруг в здании школы прогремел взрыв. Это было не по плану…
Объявили немедленную боевую готовность. Торшин видел, что крыши спортзала больше нет – она рухнула от взрыва. Из окон начали вылезать дети: переползали через подоконники, падали, вставали и пытались бежать. Террористы стреляли им в спины. Те падали и больше не вставали.
«Внимание, боевая готовность на штурм! Пошли!» – захрипела рация.
Торшин со своей группой ринулся к разбитым окнам. Торчащие куски стекла рассекли ладони. Он этого не почувствовал – на адреналине боль не ощущается. Спецназ прорвался внутрь. В первые же минуты боя у Демидкина – два раненых. У Канакина – два раненых и один убитый. У Юрия Николаевича были живы все.
Торшин продвигался дальше, приближался к столовой. Шум нарастал. Начался штурм столовой. Боевики выхватывали детей из толпы и, прикрываясь ими, вели огонь. Снайперы «Альфы» и «Вымпела» стреляли прицельно, чтобы не зацепить заложника.
Тут его дёрнули за штанину. Ребёнок держал руки над головой, как на детском утреннике.
– Маму убили, а я зайчик, – сказал он.
Боевики кричали заложникам: «Держи руки зайчиком», то есть «над головой». Но это выяснилось потом. Торшину тогда было некогда думать, он просто взял ребёнка на руки и понёс. Это один из многих десятков, если не сотен эпизодов.
Штурм продолжался до позднего вечера. При освобождении школы в Беслане погибло десять сотрудников ЦСН ФСБ России: трое из «Альфы» и семеро из «Вымпела». Юрий Николаевич, командир отдела из 35 человек, не потерял в ходе штурма ни одного сотрудника. Он всегда старался не просто выполнить задачу, но и сберечь людей.

В 2010 году Юрий Николаевич Торшин вышел в отставку и очень тосковал по службе.
— Я до сих пор не могу привыкнуть к гражданской жизни, — признавался Юрий Николаевич после ухода со службы. — Постоянно звонят те сотрудники, с которыми вместе служил, подчиненные, друзья, командиры… После стольких лет войны адаптироваться вне подразделения достаточно тяжело. Это как болезнь — кто после операции быстро встает на ноги, а кто-то достаточно долго находится на больничной койке. Конечно, это немножко не то сравнение, но смысл понятен…

В 2015 году его пригласил на должность советника по работе с правоохранительными органами глава Чеченской республики. Не все одобрили согласие Торшина вернуться на Кавказ в новом качестве. Но он работал верой и правдой, обеспечивая безопасность и борьбу с экстремизмом в этой кавказской республике.
Жизнь его оборвалась внезапно. Имея сотню шансов погибнуть в боях – в Афганистане или Беслане, 11 сентября 2016 года Юрий Николаевич погиб в ДТП: разбился на мотоцикле во время мотопробега на трассе Моздок-Кизляр.

Почетный сотрудник ФСБ, награжденный пятью орденами и тремя медалями, похоронен в Москве на Николо-Архангельском кладбище.
В моей памяти он остался командиром, боевым товарищем и другом.